среда, 30 июля 2008 г.

what makes a (cat)man(do), Mr. Lebowski? (c)

Первый мультик про Катманду сбылся в нашей басково-котеночной семье через пару часов после получения ссылки от дорогого Лунохода. (Видят боги, я сделал все возможное, чтобы уклониться от роковой посылки, то есть лег спать пораньше, но - подобно героям древнегреческих трагедий, а также зомбакам нашего времени, - жалкой попыткой бегства лишь приблизил кровавую развязку.)
Нынче же я нашла время и место посмотреть оставшиеся два сюжета.

Второй будто списан с нашего басково-котеночного тандема, только вместо зомбоящика надлежит читать "нотебук".


О третьем эпизоде - про дверь и цветочные горшки - я стараюсь просто не думать.

ladies, у меня плохие новости

В жизнеописании Антонина Каракалла (Бассиана), авторства Элия Спартиана, читаем:

"...Следует знать, что передано о боге Луне. Так как мы упомянули о боге Луне, то следует знать, что передано о нем мудрейшими людьми и что еще сейчас думают преимущественно жители Карр, а именно: кто считает, что Луну нужно называть женским именем, и причисляет ее к женскому полу, тот всегда покоряется женщинам и является их рабом; тот же, кто верит, что этот бог мужского пола, будет властвовать над женой и не поддастся никаким женским козням. Вследствие этого греки и египтяне, хотя они и говорят о богине Луне, относя ее к тому роду, к какому, говоря о людях, они относят женщину, – все же в своих таинственных учениях называют ее Луном."

Как говорится, the Moon in Taurus. Чтобы как-то замять эту грустную новость - и кстати перевести стрелки - листаем дальше до пассажа:

"Антонин [не отличавшийся умом, зато перебивший херову тучу народа за здорово живешь, причем for starters - своего брата, - а также женившегося между делом на мачехе, она же мама убитого брательника - Прим. ред.] был очень любим простым народом за раздачу народу одежд".

И пару живительных капель из неиссякаемого источника про-императорских знаменьев:

"Когда, возвращаясь в город, Север пожелал совершить жертвоприношение, то, по ошибке деревенского гарусника, его прежде привели к храму Беллоны, а затем сюда были приведены черные жертвенные животные. Когда он, отвергнув их, стал удаляться по направлению к дворцу, то по недосмотру служителей черные жертвенные животные последовали за императором до самого порога дворцового здания."

Сурового Севера вообще отличало бойкое воображенье и слабость к астрологическим этюдам:

"Потеряв свою первую жену и пожелав взять вторую, он внимательно исследовал гороскоп невест, будучи сам очень опытным в астрологии. Узнав о том, что в Сирии есть некая девушка, в гороскопе которой значится, что она соединится с царем, он посватался к ней, то есть к Юлии, и благодаря содействию друзей получил ее..."


К слову, странно и жаль, что в иосиф спейсе не возродилась добрая традиция гаданий и предсказаний: вот была бы веселуха! Слишком черные цифры в плане по revenue, или недостаточно желтые полоски в логотипе, нарушенье брендбука как дурное предзнаменованье ошибки в прогнозе по usage, отказ принтера распечатать макет - как предупреждение иосифного божка и намек на необходимость срочно и в корне пересмотреть концепт... Кладезь без дна, черпай хоть до скончания рабочего дня веков.

Напоследок - просто трогательный кусочек о первой жене Севера, а точнее - о нем самом: "Тогда же он женился на Марции, о которой он ничего не сказал в истории своей частной жизни. Впоследствии, став императором, он поставил ей статуи." Как это по-английски, даром что Север немного африканского происхожденья.

вторник, 29 июля 2008 г.

киборг симпапуля с дешевой сенсацией об эстетических удовольствиях в

В свое время я горько жаловался на клерковскую страшноту и дюже расстраивался от обрюзгших иосифных гоблинов с одутловатыми, вечно детскими (в плохом смысле слова) лицами и брюшками больше моей головы. Совещанья оборачивались пыткой, ведь тошно же смотреть, и за землян как расу тревожно: вымрут к чертям собачьим и поминай как звали! Либо выродятся, что ещё хуже.

Так вот. Смешливые боги освоили RSS услыхали мой нудёж - и ниспослали утешенье: группа в полосатых купальниках внезапно пополнилась землянином, красивым настолько, что глаза колет. Просто вот до неприличия красив парень, впору спросить, не ошибся ли профессией. И, что самое смешное, красавечек - не слесарь какой-нибудь затрапезный, и даже не мойщик окон, а вот, поди ж ты, аналитик.

Предание гласит, будто и этот аленький цветочек в свое время выглядел иначе - настолько, что был ласково обозначен в дружеском кругу как Толстожопик. Но, право слово, мое неустойчивое воображенье пасует перед этой легендой. Ибо не может быть! Вот жирафа из инфузории туфельки - может, а такая краса из хрюшечьей тушки - ампосибле, не верю.

Ну-с, а теперь - вечерний гостинчик (спасибо Луноходу): пестня Mysterious Ways с умилительнейшего альбома In the Name of Love: Africa Celebrates U2. Танцуют все!

какая собака!!



Луноходу на заметку: там еще много собак Бангкока, а тут - Бирмы того же автора.

интервью с вампиром

"И бедным людям, и богатым
мы в равной степени нужны",
- сказал патологоанатом
и вытер скальпель о штаны (с)

Вопрос дня: как бы так изловчиться, чтобы за оставшееся время не озвереть вконец? Все-тки среди клерков слишком много, как бы это, тех, кто, может, и не суки, но телеграмму точно не получали.

Я же - вы не поверите, конечно, - белоснежка не люблю ругаться, размазывать по стене, вскрывать консервным ножом. У меня оно слишком хорошо получается, чтобы любить: напротив, то и дело придерживаю лошаденков, а ну как кого хрупкого затопчут. Демоны, понимаете, и без того наружу просятся, едва справляюсь. Пожалели бы! Но нет, но нет. Прут мудаки, под копыта бросаются, за рукав хватают: мол, ну долбани уже как следует, до кости! У них привычка, я понимаю. Может, ужо и зависимость, сочувствую. Но я-то здесь причем - я, беззащитный мстительный баск?

И ведь что страшно, други: в иосифном спейсе nina speaking уменье задать золотого петушка чужой маковке - приветствуется и поощряется (если, конечно, маковка не начальничья, и то - по обстоятельствам). Это называется менеджментом. За это платят премии и повышают зарплату на три рубля. Ставят в пример. Пестуют и чтут.

Наблюдаю вот эволюцию в отдельно взятом персонаже. Барышня со схожими задатками (способность звездануть компенсирована воспитанием) потихоньку не просто раскрылась во все семь лепестков, но и, по собственному признанию, вошла во вкус. Теперь ей нравится. Тонизирует. Забавляет. Каждый день можно играть в войнушку, мечта! Куда уходит детство, туда идем и мы.

И вот чует сердце, еще чуть-чуть, еще полшага - и я тоже туда же. Обращуся в чудище, и вдруг окажется, что нигде не жмет, и понеслась, и уже мутант пятого уровня.

А ведь хочется сберечь остатки человечьего. Пригодятся же! Не здесь, так перед Озирисом.
Добрый миссионер Оле взялась обучать меня в обеденные перерывы лингве итальяне. Кто видел итальянских мужчин - тот меня поймет. Пожелаем же ей успехов в сием благодарном начинании!

Взамен по нечетным дням условились освежать аглицкий. Также каким-нибудь погожим августовским вечером выберемся на фотоохоту и запечатлеем Оле так, что милые ее сердцу жители Монтенегро прискачут сюда босиком и отнесут Оле к морю на своих загорелых руках.

понедельник, 28 июля 2008 г.

Это я, презиравший тирана
не за то, что он зверь и вандал, а за то, что он - глуп (с)

Все-таки странно (наверное), что за несколько десятков лет на арене политического цирка в Старшем Отечестве не возникло ни одного человека с амбициями взрослее ротожопных погремушек, как то острова, чужие замки, черная икра мисками и биллионы на личном счете.

Что совести нету или там жалости - это еще ладно: в конце концов, многие ли из нас пробавляются подобными добродетелями в своем крестьянско-пролетарском быту? То-то же.

Но никого с фантазиями повыше тех, что сам \ семья может выкушать и переработать в удобрение... Вот ведь где закат-то, товарищи. Вот где кризис жанра.
Сплошные пластилиновые вороны, дворника на них нет.

Пора спать. Спать пора, говорю!

насмешка по-римски

Продолжаем спартанские недели на блогспот. В гостях у сказки - Коммод.
Собственно, жизнеописание этого извращенца, по крайней мере на фоне избранных глав из "Жизни двенадцати цезарей" Светония, ничем не примечательно, так что затягиваем поясок и довольствуемся парой милых пассажей в адрес Сената. Итак, на дворе 2 век до, разврат и кровища, людей крошат в капусту почем зря, - а благородные мужи, выпестованные блаженным Марком Аврелием...

"Между тем, наметив в консулы любовника своей матери, Коммод получил прозвание «Почтительный» – это была насмешка со стороны сената; после казни Перенния он был назван «Счастливым», словно некий новый Сулла среди многочисленных убийств граждан."

Видимо, шутка удалась, потому что со времени Септимия Севера почетные имена Счастливый (Felix) и Почтительный (Pius) благополучно вписались в официальную титулатуру римских императоров. А в Сенате окончательно случился маленький римский comedy club:

"В то время как Коммод доложил сенату о необходимости назвать Рим Коммодовым, сенат не только охотно принял это – надо полагать, в насмешку, – но даже и себя назвал Коммодовым, называя при этом Коммода Геркулесом и богом."

Прямо не Сенат, а бригада жванецких на выезде. Безбашенные острословы при шизанутом тиране, етить! Стало быть, когда у нас президента-чекиста вылизали до Красного Солнышка - это кто-то перебдел в подхалимаже, а ежели в вечном городе сенат себя отписал императору, будто поношеную тунику, - это так удачно ребята схохмили. Ералашили они, к слову, до самой смерти Коммода, и только когда он вдруг отбыл на поселения к Аиду, чувство юмора сенаторам в раз отказало:

"Возгласы в сенате после смерти Коммода были грозные. Чтобы знали, какого мнения был сенат о Коммоде, я приведу выписанные мною из книги Мария Максима самые возгласы и текст постановления сената. «У врага отечества отнять все почести, у злодея отнять почести, тащить труп злодея! Враг отечества, злодей, гладиатор, пусть будет растерзан в сполиарии. Враг богов – палач сената, враг богов – убийца сената, враг богов – враг сената! Гладиатора – в сполиарий! Кто убивал сенат – того бросить в сполиарий, кто убивал сенат – того тащить крюком, кто убивал безвинных – того тащить крюком: он – враг и злодей! Верно, верно!..." Ну, и так далее.

Такая она, беспощадная имперская сатира.

Walter Sobchak: You know, Dude, I myself dabbled in pacifism once. Not in 'Nam of course.
The Dude: Then you know he's got emotional problems, man.
Walter Sobchak: You mean... beyond pacifism?
(c)

Все-таки беззащитность - обезоруживает. Даже меня, пожилого баска с дурным норовом, практически не поддающегося дрессировке, - да что там, неспособного выдрессировать самого себя хотя бы на прием витаминов! Ан туда же.

Самая бессмысленная хрупкость Лебовски, его уязвимость в плане пожрать и потребность во вниманьи заставляют меня - вместо прогулок, кино и балконных посиделок в экс-немецкой слободе - галопом мчаться с работы, спешно разогревать все эти рагу с ягненком и прочие фуа гра для начинающих, рассыпаться в утипутях перед шкапом, из-под которого, не без уговоров, вылезает наконец заспатое животное, и на последнем издыхании бросать об стенку мячик, дабы эта мякающая ржавчинка насытилась не только физически, но и духовно. 

Не знаю, чего тут больше: ответственности или потребности быть нужным. Эта потребность была бы так внове, так странна - после нескольких лет поиска защиты и заботы. Почти год назад, когда уходил отец, впервые почуяла, что потребность другого в тебе - безо всякого "обмена", без встречной отдачи - тоже ценна, и не как повод ментально вознестись, обуздать себя, воспитать, а по-человечески так, по-земному очень. Теперь и это "тоже" осыпается, пусть только в отношении животинки.

Стареющий сентиментальный баск: что может быть жалобнее! Между тем, парочка Стефанитусов, превозмогая обстоятельства, пустили усики и просятся на расселение. Чую себя директором колхоза. Алё, ковчег сердца не резиновый!

here we go again



Лебовски начинает привыкать к фоторужжу (да, ему больше ничего и не остается, это правда. У каждого свой крест!)


Внимание! Dude кажет язык (со всеми выкадровками какая-то жопа, согласна):


Ну, и в образе лапушки:


Ет сетера.

воскресенье, 27 июля 2008 г.

опасные игры

Лебовски обнаружил новую игрушку - свежепомытые кучеря. Звезданул мне лапой по лицу на радостях. Получил свое "Чу!". Включил 4х-литровый и оставил неоднозначную забаву.

Но продолжает драть когти об домашние джинсы - придется из них и делать ему когтедралку. К сожалению, он пока не очень улавливает разницу между голыми ногами и ногами в джинсах. А также не понимает, почему нельзя играть с цепочкой у меня на шее: в частности, хватать ее зубами и тянуть на себя.

Давеча ввечеру опрокинул первый цветочный горшок - пока без цветка, но тенденция налицо.

Сейчас носится по комнате за невидимыми антилопами.

Кажется, по возвращении с футбола будет на что посмотреть.

глядите, как красиво



>>

Вот такого плана картинки хотелось бы привозить из покатушек по городам и весям: когда и архитектурная правда, и настроенческая правда переданы.

суббота, 26 июля 2008 г.

i am the walrus

Так, ну и в порядке поддержания имиджа девочки, то есть в качестве компенсации за глаголы мужского рода, - нечосаный и субботний, изогнулся и показываю ага щаз серёжки!


 
Здесь важно сочетанье с кучерями, как мы все понимаем. Кто не понял, смотрим еще раз:


И я, разумеется, в отчаяньи, оттого что на картинке нельзя показать духи. Для обладателя прекрасной коллекции это серьезный повод опечалиться.

Завтра очередной матч, так что будет кого посымать, окромя нас с Лебовски.

My point is, here we are, it's shabbas...

...the sabbath, which I'm allowed to break only if it's a matter of life or death... (с)



Сыматься Лебовски не любит.

Потому что глупое фоторужжо пищит и щелкает, а я скачу вокруг с гиканьем и ути-путями.



Лебовски вообще не любит девайсы: на них я трачу время, которое могла бы провести с обоюдной пользой, играя и гладя его пузико. Как осознанное животное он не может не задумываться об этом.


























К тому же, в свободное от раздумий время он постоянно занят:




И тем не менее.

Хозяйке на заметку: "Граждане, имеющие в загранпаспорте любые израильские отметки, штамп о выезде из пограничных с Израилем пунктов (Акаба, мост Короля Хусейна в Иордании, Таба, Рафах и т. д.), не имеют возможности получить визу в Сирию." >> 

К разговору об очередности поездок).

девочковое

Если бы такое сокровище было у меня в детстве - померла бы от счастья.











via

очень понравилась картинка


>> 

Ну-с, еще немного антика для встречающих рассвет. В гостях у нашей передачи - Антонин Пий.

For starters, работа общества со знаменьями: все-тки товар ежедневного спроса, без знамений цезарю ни сесть ни встать, так что приходится приспосабливаться и добывать знаковую руду из чего придется. Итак:
-1-
Когда он управлял Италией, ему было дано знамение ожидавшей его императорской власти. Когда он поднялся на трибуну, то среди других возгласов было сказано: «Август, да хранят тебя боги!».
-2-
Во время своего проконсульства он получил следующее предзнаменование ожидавшей его императорской власти: жрица в Траллах, которая по обычаю приветствовала проконсулов, называя эту их должность, обращаясь к нему, сказала не: «Будь здрав, проконсул», а: «Будь здрав, император».
--

Впрочем, это уменье сделать знаменьевый салатик из ничего порой оборачивается и против божественных: оцените нарастающую мощь пассажа - настоящие американские горки!
--
В его времена произошли следующие бедствия: голод, о котором мы упоминали, обвал цирка, землетрясение, разрушение города на Родосе и в Азии <...> В Риме произошел пожар, который поглотил триста сорок доходных домов и особняков. Горели и город Нарбона, и город Антиохия, и карфагенский форум. Было также и наводнение от разлива Тибра. Появилась звезда с хвостом, родился ребенок о двух головах, а одна женщина родила сразу пятерых детей. В Аравии видели змею больше обычных размеров и с гребнем, которая сама себя пожрала от хвоста до середины туловища. Была в Аравии и чума. В Мезии на вершинах деревьев вырос ячмень. В Аравии четверо львов, словно ручные, добровольно дали себя поймать.
--
А как подобралась нация: сразу тебе и ребенка о двух головах, и пятерню! И все четко в сроки, в струю, по теме. Потом-то могли бы и прибить за такой казус, но, покуда в империи праздник...

Немного о справедливых хозяйственниках, или "жить будем по совести":
--
...он говорил, что самое недостойное, самое возмутительное – это если кто нибудь объедает государство, сам не принося ему никакой пользы своим трудом. Вследствие этого он уменьшил содержание лирическому поэту Месомеду.
--

Лирическое, или басковые знаменья. Давеча только вспоминала фильм А Love Song for Bobby Long - и нате: "Из числа своих товарищей по учению он особенно любил из сенаторского сословия Сея Фусциана и Ауфидия Викторина, а из всаднического – Бебия Лонга и Калена."

Попрощаемся с Пием и поприветствуем второго гостя нашего вечера - Марка Аврелия Антонина.
Занятное о крайностях (либо неточный перевод): "Он был честным без непреклонности, скромным без слабости, серьезным без угрюмости".
Еще более занятное о нравах в целом и аврелианской благости в частности:
-1-
Некоторые говорят – и это кажется правдоподобным, – что Коммод Антонин, его преемник и сын, родился не от него, а был плодом прелюбодеяния, и добавляют к этому такую, живущую в народной молве, сказочку. Как то раз Фаустина, дочь Пия и жена Марка, при виде проходивших мимо гладиаторов воспылала любовью к одному из них – и после долгих страданий, причиненных любовным недугом, призналась в своей любви мужу. Когда Марк обратился к халдеям, они дали совет убить этого гладиатора с тем, чтобы Фаустина омылась его кровью и потом возлегла с мужем. Когда это было сделано..."
-2-
Ему ставили в вину то, что он выдвигал на разные высокие места любовников своей жены – Тертулла, Тутилия, Орфита и Модерата, хотя Тертулла он однажды застал завтракающим вместе с ней.
--

Продолжение античного сезона смотрите на нашем канале next week.

пятница, 25 июля 2008 г.

хочу!

Очевидно, сумочное собрание не может считаться полным без такого экземпляра:




























>>
Но, конечно, имеет смысл шить в частном порядке с возможностью подобрать нужную голову: свою, начальника или бывшего возлюбленного.

четверг, 24 июля 2008 г.

Лебовски полностью освоился в доме: клянчит еду и ласку, лезет на стол и страшно обижается на команду "Отставить!". К тому же, он заметно подрос, так что вскоре, возможно, будет вполне правомерным вопрос, кто и за кем, собственно, должен ухаживать. Опять же, вопреки наметившемуся тренду, мама грозится отбыть в поля-леса ажно на неделю, причем отвозит ее - братец.
Во жизнь-то пошла, ребята.
И о человечном, о столь неожиданном человечном в Маклае:
"...я обещал им [туземцам] вернуться, когда узнаю, что возвращение мое может быть для них полезным... Когда вторжение европейской колонизации со всеми ее опасностями для туземцев грозит моим черным друзьям, я думаю, наступило время исполнения моего слова, которое сдержать я должен и хочу, несмотря на то, что решение это отрывает меня на время от чисто научных занятий и что я вполне осознаю всю серьезность и трудность предприятия, которое предпринимаю один и без ничьей помощи.
Я нахожусь в настоящую минуту на пути к берегу Маклая, где думаю поселиться с целью...стараться , чем и как могу, быть полезным туземцам, то есть не допустить, насколько будет возможно, чтобы столкновение европейской колонизации с черным населением имело бы слишком гибельные последствия для последних.."

Из дневника второго путешествия:
"Туземцы были очень обрадованы, но нисколько не изумлены моему приезду, будучи вполне уверены, что я сдержу слово. <...> Я недосчитался нескольких стариков - они умерли в моем отсутствии, но зато многие мальчики были уже почти что взрослыми людьми, а между молодыми женщинами, ожидавшими теперь быть скоро матерями, я узнал нескольких, которых оставил маленькими девочками".
"Вспомнив, что я еще не видел Туя, я прервал разговор вопросом о  нем:  «Туй муэн-сен» (Туй умер), — ответил мне Саул.  Я очень пожалел о моем старом  приятеле." 

Совсем уж внезапное для такого адепта науки, каким был Маклай: "Размышления о  судьбе туземцев,  с  которыми я так сблизился,  часто являлись само  собою,  и  прямым следствием их  был  вопрос,  окажу  ли  я туземцам услугу,  облегчив моим  знанием страны,  обычаев и  языка  доступ европейцев в  эту страну.  Чем более я  обдумывал подобный шаг,  тем более склонялся я  к  отрицательному ответу. <...>
  Я  решил поэтому положительно ничем,  ни прямо, ни-косвенным путем,  не  способствовать водворению сношений между белыми и папуасами..."
Впрочем, уже спустя пару фраз: "Чтобы отогнать эти невеселые размышления, мне стоит обратиться только к  моим  научным занятиям,  которые всегда были и  всегда будут главнейшею целью моих странствований..."

И все-тки, все-тки: "Я ожидал,  что и на Новой Гвинее может случиться то же,  что на о-вах Меланезии  (Соломоновых,   Новогебридских  и  др.),  где  население  стало уменьшаться значительно вследствие вывоза невольников.  Поэтому,  полагая, что и  Берег Маклая будет со временем целью посещения судов работорговцев, я счел долгом предупредить папуасов и объяснить им,  что хотя они и увидят такие же суда и таких же людей,  как Маклай, но эти люди могут их увезти в неволю.  <...>Тогда  я  посоветовал им  никогда  не  выходить  к  белым навстречу вооруженными и никогда даже не пытаться убивать их,  объясняя им всю силу огнестрельного оружия сравнительно с их стрелами и копьями.  Я им советовал для  предупреждения бед  при появлении судна сейчас же посылать своих женщин и детей в горы.  Я им указал, однако, каким образом они могут отличить друзей от недругов.
     Впоследствии я узнал,  что все мои советы,  выслушанные со вниманием, были исполнены в точности."

Он привез им семена съедобных растений и даже домашнюю скотинку, дабы бы пополнить список туземных источников пропитанья. Он вообще к ним - привязался, как нелепо ни звучало бы это слово в отношении Маклая, - и он сам пишет об этом:
"После полдника и  короткой сиесты я вернулся на Берег и пошел снова в Бонгу.  Я чувствовал себя как дома,  и мне положительно кажется,  что ни к одному  уголку  земного шара,  где  мне  приходилось жить  во  время  моих странствований,  я  не  чувствую такой привязанности,  как к  этому берегу Новой Гвинеи. Каждое дерево казалось мне старым знакомым. Когда я пришел в деревню,  вокруг  меня  собралась толпа.  Многих  знакомых лиц  я  не  мог досчитаться; многие показались мне совершенно незнакомыми: в мой последний приезд они  были еще  юношами, а теперь у них самих были дети. Только немногие  старики  оказались моими прежними  старыми приятелями."

Он писал чиновникам, предлагал проекты, теребил общественность - без всякой пользы для своих научных изысканий, скорее вместо работы, чем в рамках ее.

Напоследок - еще раз о женщинах, для контрасту с отзывами маклаевой младости (из письма адмиралу Вильсону, 1984 год): "Вы вполне правы, называя меня счастливым человеком. Я  понимаю теперь, что женщина может внести истинное счастье в жизнь человека,  который никогда  не  верил, что оно существует на свете».
И о том же, хотя и в другом письме: "Я искренно надеюсь, что наука от этого не пострадает..."

Ну, разве можно его не полюбить.

лунный мальчик. продолженье.

Ну-с, и по случаю - еще немного о Маклае.

Начнем с такого родного и понятного: "2 июня. Был рад просидеть весь день дома и не видеть и не слышать с утра до вечера людей около себя". Это в период пребывания на островах. По грифом "у меня нет предрассудков - я ненавижу всех" - пассаж по возвращении в большой мир: "Благодаря разным английским газетам, которые меня сперва похоронили, а потом возвестили о моем воскрешении от мертвых, все стараются знакомиться со мною, что доставляет мне иногда изрядную скуку и много знакомых, но аткже открывает все двери, и любезное гостеприимство всюду избавляет от значительных расходов...".

Продолжим очередным указанием на редкое душевное расположенье Малкая к белым людям: "Так как Ульсон стонет на своей койке и собирается умирать, то мне пришлось отправиться вырубить новые стойки". Заметим вскользь, к этому моменту первый дармоед уже отбыл к праотцам, и Ульсон - единственный европеец на островах, окромя собственно Маклая.
Чуть погодя Маклай поясняет природу своей нежности к слуге: "Одиночество [к слову, они с Маклаем живут в одной хижине - Прим.ред.] производит на Ульсона очень странное действие. Я иногда думаю, смотря на него, что его мозг начинает приходить в беспорядок: он по целым часам что-то бормочет, вдруг к чему-то прислушивается, затем снова заговорит. Нечего мне терять времени давать ему совет чем-нибудь заняться, так как он убежден, что мы скоро умрем, будем убиты или каким-нибудь другим образом погибнем. <...> Мне этот ленивый трус был противен, я почти что не говорил с ним и не удостаивал даже приказывать ему; было достаточно с моей стороны, что я переносил его присутствие, кормил и поил его, когда вследствие лени или болезни он не хотел или не мог двинуться с места".

Заметка, достойная "Жизни двенадцати цезарей": "Я решил запретить войну. На сильный аффект следует действовать также аффектом, но еще более сильным, и сперва необходимо разрознить единодушную жажду мести. Следовало поселить между туземцами разногласие и тем способствовать к охлаждению первого пыла".

А вот умильное: "Приобрел здесь <...> череп небольшого крокодила, которого туземцы недавно съели за один присест".

В рубрике "автопортрет" - отрывок из письма матери в 1873 году, в котором Маклай упоминает свою "нервную, эластичную и крепкую натуру", позволяющую "хорошо" переносить все нагрузки и невзгоды.

Вместо иллюстрации к автопортрету:
"Было целое сборище. Я сел.Я сел. Все молчали. Мне показалось ясным, что я помешал их совещанию. Наконец, мой старый приятель Саул,  которому я  всегда доверял более других,  позволял иногда сидеть на моей  веранде  и   с  которым  частенько  вступал  в  разговоры  о  разных трансцендентальных сюжетах, подошел ко мне. Положив руку мне на плечо (что было не простая фамильярность,  которую я  не имею обыкновения допускать в моих  сношениях с  туземцами,  а  скорее выражение дружбы и  просьбы),  он
спросил  меня  заискивающим голосом и  заглядывая мне  в  глаза:  «Маклай, скажи,   можешь  ты  умереть?   Быть  мертвым,  как  люди  Бонгу,  Богати, Били-Били?»
     Вопрос  удивил меня  своей  неожиданностью и  торжественным,  хотя  и просительным,  тоном. Выражение физиономий окружающих показало мне, что не один  только  Саул  спрашивает,  а  что  все  ожидают  моего  ответа.  Мне подумалось,  что,  вероятно, об этом-то туземцы и разговаривали перед моим приходом, и понял, почему мое появление прекратило их разговор.
     На  простой вопрос надо  было дать простой ответ,  но  его  следовало прежде обдумать.  Туземцы знают,  убеждены, что Маклай не скажет неправды; их  пословица:  «Баллал Маклай худи» (Слово Маклая одно —  не  должна быть изменена и  на  этот  раз.  Посему сказать «нет»  нельзя,  тем  более что, пожалуй,  завтра или  через несколько дней  какая-нибудь случайность может показать туземцам,  что Маклай сказал неправду.  Скажи я «да», я поколеблю сам  значительно мою  репутацию,  которая особенно важна для  меня  именно теперь,   несколько  дней   после   запрещения  войны. Эти соображения промелькнули гораздо скорее,  нежели я пишу последние строки. Чтобы иметь время обдумать ответ,  я  встал и прошелся вдоль буамрамры,  смотря вверх, как  бы  ища  чего-то  (собственно,  я  искал ответа).  Косые лучи  солнца освещали все мелочи,  висящие под крышей; от черепов рыб и челюстей свиней мой  взгляд перешел к  коллекции разного оружия,  прикрепленного ниже над барлой:  там были луки,  стрелы и несколько копий разной формы. Мой взгляд остановился на одном из них, толстом и хорошо заостренном.
     Я  нашел мой ответ.  Сняв со стены именно это тяжелое и острое копье, которое,  метко брошенное,  могло причинить неминуемую смерть, я подошел к Саулу,  стоявшему посреди буамрамры и  следившему за  моими движениями.  Я подал ему копье,  отошел на несколько шагов и  остановился против него.  Я снял  шляпу,  широкие поля  которой закрывали мое  лицо:  я  хотел,  чтобы туземцы могли по  выражению моего лица видеть,  что Маклай не  шутит и не моргнет, что бы ни случилось.  Я сказал тогда: «Посмотри, может ли Маклай умереть».
     Недоумевавший Саул хотя и  понял смысл моего предложения,  но даже не поднял копья и  первый заговорил:  «Арен!  Арен!» (Нет!  Нет!).  Между тем некоторые из присутствующих бросились ко мне,  как бы желая заслонить меня своим телом от копья Саула.  Простояв еще несколько времени перед Саулом в ожидании и  назвав его даже шутливым тоном бабою,  я  сел между туземцами, которые говорили все зараз.
     Ответ оказался удовлетворительным,  так  как после этого случая никто не спрашивал меня, могу ли я умереть."

Про женщин: "Кроме письменной работы, я нахожу возможным заниматься антропологическими измерениями. <...> Не нахожу, однако ж, удобным мерить женщин; мужчины здесь ревнивы, а я не желаю с моей стороны подать повод к недоразумениям, к тому же измерения женщин сопряжены со слишком большой возней: уговариваниями, глупыми возражениями т.д."

хочешь, я расскажу тебе сказку

Надкусила тут аудио-книжки: ранние рассказы Булгакова и про да Винчи от Фрейда (читает, увы, не сам папаша Зигмунд). Полчаса помучалась и бросила: помимо чужого (и таки идиотского) интонирования, текст еще и чудовищно медленно начитывают - можно почуять, как старость приближается, пока чтец осилит очередной деепричастный оборот. В машине, может, и ничего, а если только слушать - хуже всякой пытки.

Засим вернулась к электронной буке, в которой ажно пылится подборка спартанских авторов с их жизнеописаниями Августов. Милейшее, как водится, чтиво: и лирические герои - загляденье, и авторы не сандалией вино черпают.

"...Поэтому, чтобы опровергнуть в высшей степени неблагоприятное для него мнение, будто он позволил убить одновременно четырех консуляров <...> он [Адриан] по прибытии [в Рим] произвел раздачу народу в двойном размере..."

"Жезл центуриона он давал только людям сильным и имевшим хорошую репутацию, трибунами он назначал только тех, у кого выросла настоящая борода..."

"В то же время и иудеи подняли войну, потому что им было запрещено увечить половые органы" - это о восстании, которое, помимо путаницы с кастрацией и обрезанием, случилось после, на минуточку, переименования Иерусалима в Colonia Aelia Capitolina и постройки храма Юпитера на месте разрушенного в 70-ом году иерусалимского храма.

А вот - о черте, которая не повредила бы несметному числу адриановых и наших с вами современников: "Врагов, которых он [Адриан] имел в бытность свою частным человеком, он, став императором, стал презирать настолько, что одному, который был его смертельным врагом, он, став императором, сказал: "Ты спасся"".

Или еще прекрасное: "Он отличался необыкновенной памятью, огромными ораторскими способностями <...> Он одновременно писал, диктовал, слушал и разговаривал с друзьями (если этому можно верить)"

Ну, и Адриан в образе Маклая: "Когда он прибыл в Африку, то к его приезду - впервые за пять лет - пошел дождь; африканцы полюбили его за это".

Напоследок - немного о тонкой душевной организации: "Обеспокоенный вопросом о своем преемнике, он сначала подумал о Сервиане, которого потом <...> принудил умереть. Фуска он глубоко возненавидел за то, что тот на основании предсказаний и знамений надеялся на получение императорской власти [что характерно, Адриан в свое время тоже пробавлялся про-императорскими знаменьями - Прим. ред.]. Обуреваемый подозрениями, он с ненавистью относился к Платорию Непоту, которого он прежде любил так сильно <...> Наконец, всех, кому он думал передать императорскую власть, он возненавидел как будущих императоров".

быту быт

Отдала патефон братцу - на будничные покатушки.

Братец переобул патефон в летнюю резину.

Честная сделка! (С)

понедельник, 21 июля 2008 г.

fuck sympathy! (c)

Примерно через пять минут после знакомства Лебовски уже валялся на коленях у мамы, жуя пуговицу с ее юбки, а она изучала состав на баночке из-под детского питания, чтобы завтра же наварить этого мяса впрок. Думаю, знакомство состоялось. Тем не менее, на семейном совете было решено оставить Лебовски в квартире и не пытаться в этом году вывести его на пленэр. Чтоб не потерялся со всеми своими полосочками.

Передала Сане патефон на покататься. Вернувшись домой, вспомнила (ну ладно, ладно - мама вспомнила), что не выписала ему доверенность.
Потому что, как пели клюковки, it's in your head, in your heaaaaaad...

катманду. продолжение 1-ого сезона.

Maude Lebowski: What do you do for recreation?
The Dude: Oh, the usual. I bowl. Drive around. The occasional acid flashback. (с)

Ученые НАСА подтвердили, что в эпоху постмодернизма дешевле кормить котенка детским питанием, нежели кошачьим.

Между тем, похоже, что свой первый день наедине Лебовски мудро проспал под кроватью - и, когда его извлекли оттуда в полдень, далее под тумбой в коридоре. Все-тки с именем не ошиблась, чуяло сердце, подсказывало.

Не имея ни времени, ни склонности играть с ним, придумала, шляясь по квартире на предмет заварить чай, умыться или вытряхнуть пепельницу, волочить за собой шерстяную нитку с колечком. Кошак думает, что мы играем, а я могу спокойно заниматься делами, не слушая его бесконечные жалобы на невниманье. Удобно.
Возможно, со временем научусь на автопилоте подергивать нитку с колечком, разбирая фотографии, а также во сне.

Нынче в иосифной курилке впервые с интересом поддерживал беседу о кошачьих кормах, наполнителях для биде, а также игрушках. Был также рад узнать, что Лебовски принадлежит семейству шотландских кошек, а значит - ежели позволят боги, мордашка его таки не обратится с годами в адмиралтейскую ряху, как у некоторых.

Сейчас он мутузит шнурок Интернет-провайдера, но я пока не знаю, как объяснить ему, что лучше не надо.

воскресенье, 20 июля 2008 г.

фотоновоселье

Еще, спасибо Луноходу, перебираюсь на Flickr.com, где покрасивше Пикасы и откуда удобнее тяпать картинки в блоги и тэпэ.

Потихоньку выложу туда все нестрашное.
Неожиданным зомбическим образом кошак оказался для меня, а не для мамы. Теперь я семейный человек  и должна спешить с работы домой, потому что ну как этот оболтус без меня, правда?

Пока он впадает в легкую панику, даже если я отлучаюсь из комнаты на кухню, чтобы приготовить нам поесть. Правда, к вечеру наметился прогресс: прооравшись в коридор, Лебовски залез под тумбочку и там вздремнул. Он вообще начинает понимать, что к чему, и все больше дремлет - по возможности, у меня на ноге, временами небрежно выпуская всю когтистую пятерню в старую джинсу.

И да, когда он зевает и потягивается, можно треснуть от нежности.

про теремок

Хы-хы, а вот Ревзин о нашей офисной дурище (спасибо Мише за ссылку). Обратите внимание, как по-доброму. Я думала, размажет по стеклу (тому самому, которого у нас в избытке), ан нет - пожалел. Пожалел.

Предложенное название для улицы особенно удачно, если учесть, откуда мы в эту крепость переехали.

Предсказуемое лирическое отступление. Интересно, сколько людей из тех, что трудятся в бузинесе, ходят в иосиф спейс и даже как-то делают там какие-то карьеры, - сколько из них внутренне не согласны с форматом, суповым набором ценностей, системой координат? Вот если не брать озлобленных мудаков, которым просто не хочется (да и не можется) работать, - а только обычных землян, которые и рады бы что-то делать, но не совсем так и не только ради денег: сколько их?

Когда сталкиваешься с восприятием office space со стороны людей, никогда в офисе не работавших, в первое мгновенье хочется остановить их: мол, не все, кто в бузинесе, - за, не у всех мозг выполощен до 100% белизны с ароматом жасмина, не все про business-profit-prostitution. Оправдать хочется. Оправдаться =). С другой стороны, если не согласные - отчего не валят, да? Зачем маятся, почему не пробуют что-либо ещё, ради чего смиряются. В этом "ради чего", наверное, все дело: стабильность, евроремонт и отдых в отелях **** .  Ротожопная этика и дух иосиф спейса.

Скоро, скоро в самоволку.

кошачья британия: мифы и реальность.

В умных книжках для помешаных катмандушников написано, что британских кошек отличают самодостаточность и неразговорчивость, - а в метрике Лебовски, как ранее уже сообщалось на страницах нашей газеты, указано: "соответствует стандарту породы". Так вот, пока что этот сдержанный англосакс никак не может научиться занимать себя самостоятельно (игрушки выданы в количестве 3-х штук! Это не считая собственно дома со всеми его сокровищами) и требует игры бесконечным вяканьем.
То есть с именем таки не ошиблись.

Впрочем, у меня очередная куча неразобранных фототрофеев, так что "скоро вы не узнаете своего мальчика". Как говорится, your revolution is over, Mr, Lebowski!

Заснять Лебовски в комнате сложнее, чем атакующего футболиста: очень шебутной, очень. Поднял меня в 8 утра и, позавтракав, скачет тут, что ваш мустанг. Будем приноравливаться.

в рубрике "техника пожилых басков"

Еще у меня презанятным образом спятила Firefox: периодически отказывается следовать по url'ам, набранным, вы не поверите, в адресной строке. Пользуясь случаем, передаю ей привет и пробую обновленную Opera: она теперь тоже карамельная, как мы любим.

рождение трагедии в полевых условиях

За окошком очередная баба в душевном раздрае вопит на всю деревню благим матом. Что-то у ней стряслось, а подруга не хочет помочь, если я правильно улавливаю основной конфликт.

...Помнится, приехала я на выпускной своей деревенской гимназии. Ну, пьянка, гулянье под луной, все как у людей. И вот идем мы гурьбой в рассвет, а одна из барышень, закончившая балетную школу, громко восклицает, указуя перстом на малчика, упитого в хлам и только что пославшего ее нахуй, что-то вроде: "Да, он грубая скотина! Но я люблю его!"

Ещё тогда была очарована вот этой способностью землян жить полной страстей и крушений жизнью. Незамутненные рефлексией барышни на раз лепят из бытового блядства - древнегреческую трагедию, из пьяной ссоры - столкновение стихий, из спора о наследстве - битву титанов. 

На их фоне мы с вами, мои маленькие псевдо-интеллектуалы, не живем вовсе! Все наши оглядки на кино и книжки, весь этот ассоциативный мусор в голове и попытки отстраненно смотреть на собственные страданья - да что мы вообще знаем о жизни? Что вспоминать будем на пороге вечности? Цитаты из Тарантины? Трешовые шуточки из Spaced? Или, может, семейство Симпсонов в свои лучшие мгновенья?

То-то же. Открыли окошко и учимся - с надрывом, на первом плане, чтоб пар из ушей. Seize the day, ladies.

I'm entering the world of

Что я хочу сказать. Возможно, имя моего папы не навевает мыслей о римских патрициях, а мамино не намекает на волшебный мир глянца, - однако же я хотя бы не деру обои и не бегаю за собственной тенью (пока что). И, да, не считаю, будто человек в комнате и человек на неизученной еще кухне - это два разных существа, из которых первому можно подставлять пузико, а второго надлежит бояться и в ужасе мотать удочки, едва завидев.

Но у меня нет и мурлыкающего мотора.

суббота, 19 июля 2008 г.

лебовски, пока они маленькие. дубль раз.

подмосковное катманду

Ну-с, эта образина подняла меня в час ночи, требуя внимания и ласки. К слову, утешать котенка, который вас боится лишь чуточку меньше, чем всего прочего вокруг, - та еще радость. Тем не менее, через час оно уже разлеглось на моей руке, вертя башкой и небрежно обнажая коготки. Ввиду жары и открытого окна, а также табу на резкие движенья, пугающие хрупкого Лебовски, меня изрядно облгодали комары.
Потом захотелось курить, а Лебовски - играть. Покурили, поиграли.
Теперь кошак спит, а я, значит, спешу разместить для вас мультик, присланный Луноход ом в 22:52: я тогда еще думала, что засыпаю, а он уже все знал наперед:



PS Потом была гроза, и мы вместе ее некоторое время побоялись. Выспаться не удалось.

пятница, 18 июля 2008 г.

киса, ку

*Взволнованно* у меня в комнате завелся котенок. Сейчас он уже слегка выдохнул и, покинув бронзовый ручей подкроватью, перебрался поближе ко мне (под стол) и дремлет. Доверяет, стало быть. *Кровожадно* Завтра попробуем заснять!

Кисун красивый и большой, хотя ему всего 3 месяца. Он рыжего цвета и с полосочками. Полосочки, разумеется, не простые, а специальные кошачьи плетеные сложносочиненным образом. У меня окрас попроще, что и говорить.

Впридачу к котенку мне выдали лоток, меню и метрику.

Меню очень похоже на моё собственное; я только не пробовала пока "мясное детское питание для грудных детей Тихорецкого комбината". Возможно, он тоже, - мы не обсуждали кухни мира. Зато от него тоже рекомендуется прятать еду на ночь. Будем прятать вместе!

Согласно метрике, он "соответствует стандарту породы" с 15 апреля: проставляться на день рождения тоже можно сообща.

И его папу зовут Tiburon Tuskani. Серьезно, там так и написано. Вы еще с мамой не знакомы - она и вовсе Glamour Kiss of Sun. Возможно, рыдает сейчас над Cosmo Shopping.

Имя котёнка, по крайней мере - официальное (так-то всем понятно, что он - Лебовски), почему-то должно начинаться на "А". Пока мы ехали домой, звала его Арчи Гудвин, но это, наверное, слишком предсказуемо. Еще вспомнила Апельсин - и на этом мой а-словарный запас иссяк.

По приезде пролистала список любимых фильмов, но в них никого не зовут на "А". В словаре Abbyy Lingvo на "а" зовут Абажур. Ну, не знаю. Еще из знакомых слов встретились Абрикос, Абсент, Аксакал, Аляскинский Сурок, Амстердам, - а также незнакомое, но интуитивно понятное Аяччо (геогр., подсказывает словарь). Еще был Американский Золотистый Дятел, но в этом случае кошак может затребовать себе дупло, а у меня все антресоли заняты.

В общем, о парадном имени подумаем завтра, покамест же, по примеру Лебовски, отбываю на ночной нон-стоп грёз. До встречи в эфире.

PS Он разговаривает во сне! Можно теперь по ночам пихаться локтями и ворчать "Hush, dude!".

среда, 16 июля 2008 г.

К.Р.Я.

Слегка разобралася в объективах для фотоохоты на футбольных ланей, осталось выбрать между парочкой подходящих. Поможите!

Лот номер раз:
Sigma 18-200mm F3.5-6.3 DC


Пишут, что специально под Nikon D40, весит чуть меньше полкило (здравствуйте, бицепсы!).














Лот номер два: NIKON AF-S VR Zoom-Nikkor 70-300 mm f/4,5-5,6G IF-ED

Чуток подороже, зато 300мм вместо 200мм.

Да, и лишние 100 мм весят еще полкило (здравствуйте, бодибилдинг, стероиды и кресло губернатора Калифорнии).

Пользователи вроде как довольны.










Внимание, вопрос: черную в белый горох или белую в черный?

UPD Внимание, ответ: белую в черный, то есть Nikon Nikkor. Приятно единогласно в 103 комментария (мои "спасибо, какой вы умный" тоже учтены, да). Вообще же, хорошее коммунити, ежели вдруг взбредет объективный каприз.

только сегодня и ежедневно


Проснулась нынче в каком-то певуче-радостном настроеньи, и даже в иосиф спейс топала напевая, веселая, как дурак.
Умывальников начальник встретил словами "Твой проект поставили на hold". В переводе на человечий, это означает примерно следующе: 2 месяца вьебывания и нервотрепки не имели никакого смысла вообще.
Зато я нынче очень красивый.
Блядь.

понедельник, 14 июля 2008 г.

Перебрала и выложила в Picasa футбольные картинки, чуть не спятила. А как мало хороших! Отдышуся - и на прополку.

Все-тки нынешний объектив на расстоянии более пары десятков шагов видит аж хуже меня, хотя казалось бы. Кружить же вокруг поля коршуном, подбираясь к каждому игроку, я догадалась только на последней игре. Космонавтом.

Между тем, по случаю фотоохоты и, собственно, продолжения Euro 2008 на местах игры полдня загорала на милейшем футбольном поле, затерянном в лесу где-то под Нарой. С трех сторон лес, из которого, что ваши гномики, пришагали местные болельщики (см. иллюстрации - Прим.ред.), с четвертой стороны - дорога. Красотища. Говорят, поле неровное и траву нелишне бы скосить, но, если вам не бегать, а так - самое красивое из всех, что пока случилось увидеть.

На субботнем гулянье, картинки с которого нет сил и смысла перебирать, в числе прочих землян повстречала бывшего одноклассника. Ну, что я могу сказать. Память, как и неведенье, все-таки сильно щадит нас, друзья. Когда перечитываешь свои дневнички 5ти-15ти-летней давности, кучеря выпрямляются от ужаса перед реальным собой - тогдашним. Сталкиваясь же с бывшими друзьями \ знакомыми, нередко охуеваешь от них теперешних. Не укладывается в голове, как из тех забавных симпатичных ребят и задорных девчушек вдруг вылупились такие тролли и все-как-у-людей бабёшки. Смотришь в глаза, улыбаешься, светски поддерживаешь коктейльное бла-бла-бла, - а сам едва сдерживаешься, чтобы не набрать Сигурни Уивер с криком "Aliens! Aliens again!".

Под утро выяснилось, что на празднике плодородия также был замечен мой дружок детства. Мы вместе играли в игрушки, спасали раненых голубей и строили шалаш в лесной окантовке трассы (пока эту полоску ёлок не забрили под шашлычную и гаражи). Когда он приходил ко мне на день рождения, то всегда бывал при бабочке и дарил моей маме цветы. Мне было 8 лет, когда родители нашли нужным уточнить, что Ленин нам вообще-то не дедушка, а таки порядочная сука, - и именно с этим своим дружком я перво-наперво поделилась столь ценным откровением. Кстати, он очень расстроился, заплакал и сказал, что я все вру.
Так вот, Даня тоже плясал на пикнике в лесу, однако, по отзывам, очень скоро уплясался в такой хлам, что сам бы вряд ли узнал меня. Мне оставалось только порадоваться, что впотьмах мы так и не столкнулись, и я все еще могу пересыпать нафталином свои сахарные воспоминания о бабочке и цветах для мамы.

В рубрике "Дожили". Еще я впервые, кажется, повстречала землянина 20-ти лет, которого приняла за своего ровесника. Чего греха таить, очаровалася.
И наконец-то посерьезке почуяла себя пожилым баском. Пользуясь случаем, хочу передать привет всем старичкам 25-35 лет и зачитать отрывок из чудесного сами знаете чьего стиховторения:

Старение! Здравствуй, мое старение!
Крови медленное струение.
Некогда стройное ног строение
мучает зрение. Я заранее
область своих ощущений пятую,
обувь скидая, спасаю ватою.
Всякий, кто мимо идет с лопатою,
ныне объект внимания.

Ну, вот. Осталось пересмотреть No Country For Old Men.

простые шутки, а работают

Какая все-таки Meryl Streep чудесная (помимо того, что талантливая):



И гости на ее AFI Life Achievment Award тоже расписные:





вторник, 8 июля 2008 г.

Который день хочется перебить осадок после ругалки на иосиф спейс, но все приятное - Смоленск, чуть приоткрывшийся Маклай и Волгоград - требует времени на осмысление и словоплетение, а времени почему-то нет. Ну вот совсем, беспросветно не хватает времени на интересное и светлое. Фотографии - и те некогда разобрать \ выложить.

Так хотя бы вкратце, надкусить.

Смоленск понравился едва не больше всех виденных городов. И красиво в нем, и самобытно, и деревня в самом сердце города - мечта! Надо бы вернуться и перепроверить его очарованье, уж больно пленил, не верится. Дороги вокруг города разные, но по сторонам глядеть радостно, особливо летом, когда синие облака цветуев попадали с неба на луга.

Маклай, впридачу к умищу и научной страсти, под занавес вдруг раскрылся во всей своей человечности, даже трогательности. Наверное, живи я с ним в одно время - заробел бы близко подходить, такой он славный, а я глупый. Опять же, по текстам казался зрелым дядей лет сорока, а согласно хронометражу он впервые приехал в Новую Гвинею в 24 года. И это просто пиздец, потому что умный и выдержанный, зараза. Словом, влюбилася.

Волгоград, в который занесло по полосатым делам, в общем, приглянулся. Так широко набросан, будто боги с неба, забавляясь, рассыпали кубики, и что ни улица, то Ленинский проспект. В его просторности теряются люди: все чудится, будто недозаселен, будто разъехались или еще не прослышали о. В центре сплошь сталинские домики, очень цельно глядят, и пока, к счастью, город практически не тронут лужковским модерном, - хотя, наверное, уже обречен. От реки, на удивление, дыханье не сбилось, обычно все, без флёру, - а вот по улицам гулять приятно, особенно рано утром или ввечеру, когда потише и не так печет макушку. Во дворах гнездятся подростки и кошаки.

вторник, 1 июля 2008 г.

иосиф спейс. глава "боги и герои".

Иосифные девочки в метро:
- Все сдавали деньги на подарок, а N сказал знаешь что? "Я не буду сдавать на простых смертных", представляешь?
- Так прямо и сказал?!
- Да! "Я не буду сдавать на простых смертных"! Мы ему сказали, что у него тоже скоро день рождения и простые смертные будут сдавать ему на подарок, а он "Мне это не нужно", представляешь?
- Кошмар.. Он ведь и сам простой смертный! Он же не старший менеджер!..

***
Иосифные девочки и мальчики в естественной среде обитания иосифной курилке.
- Вчера, представляете, стоим в 6 часов толпой перед лифтом, лифт спускается с 8-ого этажа, двери открываются, а там - весь пантеон Y [генеральный директор конторы], W [вице-президент] и Q [коммерческий директор региона]! Мы так растерялись и смутились, что никто в лифт не зашел, двери закрылись - и они уехали.

***
Иосифные девочки и мальчики на иосифной кухне после окончания рабочего дня отмечают день рождения. Мимо проходит Z [вице-президент]. Шепотки, нервный смех:
- Что он делает на нашем этаже?
- Потом скажет, что вот алкаши, все пьют и гуляют.
- Он прикольный, мы на совещаниях часто сталкиваемся.
- Так чего не позвали, колбасой не угостили? Поди, оголодал к вечеру, небесный.
Испуганно:
- Да как же.. Кто он и кто я...

***
Иосифные девочки и мальчики в кабаке.
- А помните, на тимбилдинге в Египте, когда улетали..? В аэропорту Z [все тот же вице-президент] так расслабленно ходил с тележкой и пивом в пластиковом стакане, простой такой, как все...